История храма Всемилостивого Спаса, что в Нововолково.

Храм Всемилостивого Спаса в XVII столетии

Храм Всемилостивого Спаса в деревне Нововолково приобрел свой сегодняшний облик в 1853 году, когда состоялось его торжественное освящение. Однако история церкви гораздо древнее и уходит корнями в конец 17 столетия, будучи неразрывно связанной с судьбами Нововолково и его жителей. Некогда рядом с сегодняшним Нововолково находилось село Спасское или Дуброва, именно Дуброва с окончанием на «а», и появление  каждого из этих названий на географических картах и чертежах напрямую зависело от судьбы сельской церкви. До ее постройки в 17 веке местность эта звалась сельцом Щербинино. В труде братьев Холмогоровых (1881 год) «Исторические материалы для составления церковных летописей Московской епархии» можно прочесть:

« Село Спасское некогда имело название сельцо Щербинино и было поместье Василья Михайлова Вражскаго. В 1625 — 1626  годах пустошь Щербинино находилась Рузского уезда, Замошской волости «в порозжих землях», и в 1630 году продана была (из Поместного Приказа) Федору Федоровичу Дементьеву в вотчину, а от него перешло в 1656 году к его дочери, жене Ивана Иванова Ододурова — Марие (во инокинях Марфе); после ее смерти досталось в 1668 году ее мужу г. Ододурову по духовному завещанию, а от него перешло в 1686 году к его дочерям: жене Алексея Семенова Чаплина— Авдотье и жене Ильи Михайлова Кутузова—Прасковье, которая после была за вторым мужем Ильею Михайловым Дмитриевым-Мамоновым.» 1

  1. Холмогоровы ГИ Василий Иванович. Исторические Материалы Для Составления Церковных Летописей Московской Епархи. Москва: Тип. Л. Ф. Снегирева; 1881. С. 120-122

В 1694 году стольник Илья Михайлович Дмитриев-Мамонов и овдовевшая Авдотья Чаплина просили Святейшего Патриарха Московского Адриана  дать благословение на постройку деревянной церкви во имя Происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня (Спаса Всемилостивого). В 1695 году храм был построен, о чем свидетельствуют записи приходных книг Патриаршего Приказа за 1695 год, в которых указывается порядок взимания выплат с прихода в селе Дуброве, как уже тогда стали именовать сельцо Щербинино. (Холмогоровы).

Селом Дуброва сельцо Щербинино стало не случайно. С 16 века в России сельцом называли поселение, не имевшее церкви, селом же называли местность, где церковь была, в последствии также будут различать уже село и деревню. Так появление храма Всемилостивого Спаса превратило сельцо Щербинино в село Дуброва.

Из тех же приходных книг Патриаршего приказа следует, что еще  в 1694 году:  «октября в 30 день, по благословенной грамоте дан антиминс к освящению церкви Всемилостивого Спаса, в Рузский уезд, в Замошскую волость, в село Дуброву, взял антиминс тоя ж церкви поп Григорий и расписался».2

2. Холмогоровы ГИ Василий Иванович. Исторические Материалы Для Составления Церковных Летописей Московской Епархи. Москва: Тип. Л. Ф. Снегирева; 1881. С. 120-122

Храм Всемилостивого Спаса в XVIII столетии

Документы Вотчинной коллегии по городу Торжку говорят, что после смерти Ильи Михайловича селом Дуброва стали владеть его сыновья Александр и Иван. Иван Ильич Дмитриев-Мамонов (1680-1730) оставил немалый след в российской истории 18 столетия. Прежде, чем получить чин генерал-аншефа и стать сенатором, Иван Ильич служил поручиком в кавалергардском корпусе, стал подполковником лейб-гвардии Преображенского полка, участвовал в судьбоносных военных походах Петра Великого. Участник Северной войны, он дрался под Нарвой, где был дважды ранен, два года командовал лейб-гвардии Семеновским полком, участвовал в Прутском походе Петра Великого, а в 1721-1723 годах отличился занятием Дербента в походе на Персию. Царь доверял Ивану Ильичу расследование различных должностных злоупотреблений. Известно его участие в расследовании дела вице-канцлера барона Шафирова и сибирского губернатора князя Гагарина. Под наблюдением Петра I Дмитриев-Мамонов составил «Воинский регламент», участвовал в составлении знаменитой «Тебели о рангах». В 1719 году с позволения царя Иван Ильич сочетался браком с его племянницей, дочерью брата Петра Великого Иоанна Алексеевича, Прасковьей Иоанновной. Свое положение Иван Ильич сохранил и после смерти Петра, получив от его супруги и преемницы Екатерины I орден Александра Невского, чин генерал-аншефа и должность сенатора. При Анне Иоанновне Иван Ильич Дмитриев-Мамонов продолжал свое возвышение, заняв видное положение при царском дворе, но скоропостижно скончался в 1830 году, сопровождая императрицу Анну Иоанновну в Измайлово. 3

3.
Под редакцией полковника Генерального штаба  Новицкого ВФ. Военная Энциклопедия . Санкт-Петербур: Т-во И.Д. Сытина; 1912. С. 148.

В период владения Иваном Ильичом селом Дуброва в документах на равне с этим появляется еще одно название — Спасское. В переписных книгах Рузского уезда  сказано: «село Спасское, Дуброва тож, а в селе церковь Происхождения честных древ Всемилостивого Спаса, у церкви во дворе поп (священник) Никита Агапитов, во дворе дьячек (псаломщик) Михаил Григорьев».4

4. Холмогоровы ГИ Василий Иванович. Исторические Материалы Для Составления Церковных Летописей Московской Епархи. Москва: Тип. Л. Ф. Снегирева; 1881. С. 120-122

Так с течением времени название церкви дало название селу, в котором та находилась. История эта типична для множества улиц, сел и деревень нашей Родины. Достаточно вспомнить Рождественку  и Воздвиженку в центре столицы, села Богородское и Преображенское — ныне районы Москвы. По прошествии многих лет с момента постройки храма жители окрестных мест привыкли ходить к воскресной службе в Дуброва.  Название здешней церкви постепенно перешло и на село. О том, что село Дуброва превратилось в село Спасское говорят и географические карты того времени. На карте московской провинции 1774 года мы видим село Спасское с церковью, а рядом с ним — деревню Волкова (Волково), жители которой также являлись прихожанами храма Всемилостивого Спаса. Так оказались связаны друг с другом исторические судьбы села Спасского и деревни Волково.

В 1757 году Спасское было продано детьми Ивана Ильича, Федором и Прасковьей, Михаилу Васильевичу Сушкову.5

5. Вотч. Колл, по гор. Торжку . Мол. л. Кн. 11, № Дела 10, Стр. 12—14,  Сказки 3-й Ревиз. Стр. 150.; 1757:.

Став хозяином Спасского, Михаил Васильевич приступил к строительству нового деревянного храма во имя Всемилостивого Спаса. Кроме храма была возведена и невысокая колокольня, на которой были повешены шесть колоколов. В храме располагался небольшой трехъярусный иконостас, где находились особо чтимые образы Всемилостивого Спаса, Божией Матери Иверской и Божией Матери Казанской, святителя Николая Чудотворца и святой мученицы Дарьи.

Михаил Васильевич Сушков, преобразивший Спасскую церковь, служил на благо Отечества и вышел в отставку в чине действительного тайного советника. В 1720 году он начал службу простым драгуном в Казанском драгунском полку, а спустя семь лет продолжил ее в Выборгском пехотном полку в звании сержанта. Воевал в Персии, являлся участником многих кампаний, в том числе против Турции. В 1739 году Михаил Васильевич получил очень ответственную и сложную миссию. Только что окончилась война с Турцией, оказавшаяся неудачной для России и ее союзников по коалиции. Нужно было заключить мир, договорившись не только с Турцией, но и с ее вассалами, главным из которых было Крымское ханство. Именно туда и отправился со своей миссией Михаил Васильевич Сушков. Он провел сложные переговоры по урегулированию пограничных конфликтов между Крымским ханством и Российской империей, но главное — добился составления именных реестров (списков) всех русских военнопленных, таким образом, спасая их от неминуемой продажи в рабство. Испокон веков основным источником пополнения казны крымских ханов являлась работорговля, а главным источником рабов — пленные, а также угнанные в рабство во время разбойничьих набегов мирные жители, в основном православные христиане. Однако стараниями Михаила Васильевича Сушкова все, попавшие в списки военнопленные, были возвращены на родину, избежав продажи на невольничьем рынке. Блестяще справившись со столь ответственным поручением, Михаил Васильевич был назначен в Сибирский приказ, где отвечал за взимание таможенных пошлин. В 1753 году был пожалован чином статского советника, а год спустя назначен вице-президентом Ревизион-коллегии. В 1771 году Михаил Васильевич вышел в отставку в чине действительного тайного советника.6

6. Троицкий  СМ. Сибирская администрация в середине XVIII в. Новосибирск. 1973.

Так через судьбы своих радетелей Спасская церковь и село Спасское оказались связаны с важнейшими событиями российской истории восемнадцатого столетия.

Храм Всемилостивого Спаса в XIX столетии

Новый 19 век оказался непростым для храма Всемилостивого Спаса. В 1781 году церковь вновь обновили, покрыв железом главу и крышу, затем состоялось ее освящение после ремонта, которое совершил епископ Переславский  и Дмитровский Феофилакт (Горский). К этому времени Спасским владел уже новый хозяин — секунд-майор и надворный советник  Петр Борисович Белавин. О Петре Борисовиче известно не много, историкам-москвоведам он знаком как владелец знаменитой московской усадьбы Струйских-Белавиных-Варенцовых, расположенной в Токмаковском переулке. Существует предположение, что именно в стенах этого дома Федор Рокотов работал над знаменитым портретом Струйской, ставшим жемчужиной собрания Третьяковской галереи.7

7.— -. Токмаковские старообрядцы. №4. 2010. С. — 51.
 

Приобретя усадьбу у Струйских, Белавин устроил на ее территории шелковую фабрику, а также начал активно заниматься сооружением и обустройством каменного господского дома, конюшен и прочих хозяйственных построек. Страсть Петра Борисовича к преобразованиям не обошла и его загородные владения. В 1809 году Петр Белавин получил дозволение московских епархиальных властей построить на месте Спасской церкви новый каменный храм. Начинание благословил епископ Дмитровский Августин. На строительство церкви с тремя престолами была получена храмозданная грамота, подписан проект и начаты работы. Новый храм строили неподалеку от деревянного, службы в котором продолжались. Строительство нового храма шло быстро, доходы Петра Борисовича позволяли ему вести крупные стройки в своих имениях. На одной его шелковой фабрике в Москве за год вырабатывалось тканей на 16 620 рублей.

За несколько лет в Спасском для новой церкви была возведена трапезная, были начаты работы по строительству самого храма, однако закончить стройку было не суждено. Наступил 1812 год, началась Отечественная война, военные действия велись совсем рядом со Спасским, легендарное Бородинское сражение проходило под соседним Можайском. Во время военного лихолетья была утрачена храмозданная грамота, а вместе с московским домом Белавиных сгорели и чертежи Спасского храма, в судьбе которого знаменитый московский пожар также сыграл свою печальную роль. Подобно многим московским дворянам, Белавины оказались на грани разорения и о строительстве каменного храма в подмосковном имении пришлось на время забыть.

Ругендас И.-Л.
Пожар Москвы 15 сентября 1812
Источник: http://rusmuseumvrm.ru/

Григорий Петрович — сын Петра Борисовича, — вступивший в наследство после смерти отца в 1821 году, строительство нового Спасского храма прекратил, службы продолжались в старом деревянном храме, также требовавшем ремонта. Столь печальное положение прихода не могло не беспокоить Епархиальные власти. Московский митрополит Серафим (Глаголевский) потребовал от Григория Белавина окончить строительство церкви в течение пяти лет, иначе приход в селе Спасском был бы закрыт. Понимая расстроенное положение дел Григория Петровича, митрополит предложил использовать для строительства церковную сумму. Так строительство храма возобновилось, начались работы по завершению теплой трапезной с двумя пределами во имя Божией Матери и святых апостолов Петра и Павла.

Предостережение митрополита Серафима о возможном закрытии прихода означало не только прекращение церковной жизни в Спасском и близкой к нему деревне Волково, но и в сельцах Песочня и Селезнево, приписанных к Спасскому приходу, а также в селе Старом, чья ветхая деревянная церковь, построенная помещиком Кокошкиным в 1752 году, стремительно разрушалась. Таким образом, закрытие храма Всемилостивого Спаса означало бы прекращение полноценной церковной жизни более чем для 1600 человек, которые были бы вынуждены отправляться на богослужения в отдаленные действующие приходы, к которым бы их приписали, как некогда приписали к Спасскому храму. Такая практика появилась еще в 18 веке и была связана с необходимостью содержать большое количество преимущественно деревянных сельских церквей, которые ветшали и требовали постоянного ремонта, полностью завися от щедрости помещика-владельца села. В этот период и начинается активное возведение в имениях больших каменных храмов, более долговечных и способных вместить большее число молящихся, чем деревянные церкви. После окончания строительства несколько деревянных церквей, расположенных поблизости,  закрывалось, а их прихожане ходили в новый каменный храм. Именно это и предполагал Петр Борисович Белавин, начиная возведение каменной церкви в Спасском.

Варнек, Александр Григорьевич. 1782-1843
Портрет митрополита Серафима, в миру Стефана Васильевича Глаголевского
Источник: http://www.hermitagemuseum.org

Увы, помощь в строительстве митрополита Серафима лишь отсрочила печальную участь Спасской церкви. А ведь с 1821 по 1828 годы началась отделка трапезной, было установлено печное отопление и изготовлены иконостасы с образами для пределов нового храма. Епархиальные власти даже разрешили разобрать старую деревянную колокольню с условием использования ее бревен для обжига кирпича, необходимого для окончания строительства каменной церкви. К 1830 году новый храм Всемилостивого Спаса был готов к освящению, но поручик Григорий Петрович Белавин  отложил окончание работ, сославшись на семейные обстоятельства. В этот период произошло непоправимое. Григорий Петрович бесповоротно разругался с благочинным и Епархиальными властями. Дело в том, что благочинный заподозрил Григория Белавина в растрате средств, выделенных церковными властями на строительство храма. Белавин отказался продолжать строительство, а Епархиальные власти в ответ запретили служить в деревянной Спасской церкви, другой же церкви не было — строительство было не завершено. Четыре года  в селе Спасском не совершалось Богослужений, и лишь в 1834 году в старом деревянном храме прошли ремонтные работы, чтобы возобновить службы и вновь открыть приход, строительство каменной церкви в это время не велось.

Спустя почти 10 лет, в 1843 году, Григорий Петрович Белавин вновь обратился уже к новому митрополиту московскому Филарету (Дроздову) с просьбой дать разрешение на продолжение работ по возведению колокольни и ротонде Спасского храма. На этот раз к строительству подошли с должной серьезностью: архитектурный надзор за возведением храма Всемилостивого Спаса и утончение проектных чертежей осуществлял Бернард Семенович Пиотровский. Бернард Семенович окончил Московское дворцовое архитектурное училище в 1836 году, получив звание архитектора-помощника. Будучи помощником Николая Ильича Козловского, начальника работ по строительству Арбатской, Пресненской и других частей ныне центральных улиц нашей столицы, которому Москва и сегодня во многом обязана своим историческим обликом, Бернард Семенович имел большой опыт строительства, в том числе и храмовых комплексов. Этот опыт был реализован им и при возведении Спасского храма.8–10

8.— -. Ф. 46, Оп. 2, дело №1323.(Центральный исторический архив г. Москвы, 1842).
9.Дьяконов МВ. Материалы к биографиям московских архитекторов XVIII—XIX вв. №3. 1982:186-187. Москва.
10.Вл.Кн. Николай Михайлович . Московский Некрополь. Т. 2. С. 61. Санкт-Петербург: Типография М.М. Стасюлевича; 1908.

Нынешнее строительство во многом велось на деньги московского купца первой гильдии Никиты Ивановича Лысенкова. В 1853 году вновь освящается храм Всемилостивого Спаса. В одном из документов времен освящения каменного Спасского храма, можно найти объяснение дальнейшей судьбы села и сельской церкви. На землях своего имения Григорий Петрович Белавин разрешил открыть суконную фабрику московскому купцу первой гильдии Никите Ивановичу Лысенкову. Сукно фабрики Никиты Ивановича поставлялось для нужд армии Российской империи.11

11.Нистрем КМ. Указатель Селений и Жителей Уездов Московской Губернии. С. 624, 673. Москва: Типография Ведомств. Московск. Город. Полиции; 1852.

Средства купца Лысенкова, вероятно, сыграли главную роль в благополучном завершении затянувшегося строительства.
Никита Иванович и его потомки станут следующими владельцами имения. Продал ли его Григорий Петрович или передал по наследству неизвестно. Дата смерти Григория Белавина до нас не дошла. Скупая запись в издании «Русский провинциальный некрополь» за 1914 год сообщает, что «в селе Дуброва Рузского уезда при Спасской церкви, построенной его отцем надворным советником Петром Борисовичем Белавиным»

покоится прах его сына — Григория Петровича, по всей видимости, могила была в запустении и дата на надгробии к моменту выхода данного описания была уже неразличима.12

12.Шереметевский В. Русский Провинциальный Некрополь. . С. — 116. Москва; 1914.

Помимо сообщения о смерти Белавина, данная заметка содержит и еще один факт — название «Спасское» вновь уступило место «Дуброву». Время затянувшегося строительства, запустения и даже закрытия Спасской церкви не прошло бесследно — село больше не воспринималось как центр духовной жизни округи, его роль изменилась, изменилось и название.
На знаменитом плане Шуберта 1860 года мы видим село Дуброва и расположенную поблизости деревню Волково.

Карта Шуберта 1860

О том же свидетельствует и карта Московской губернии 1871 года:

Карта Московской губернии 1871

С этих пор, как об этом свидетельствуют карты и справочники эпохи, будут использоваться оба названия, а в некоторых случаях и такое как «Спасс Дуброва».13

13.Нистрем КМ. Указатель Селений и Жителей Уездов Московской Губернии. С. 624, 673. Москва: Типография Ведомств. Московск. Город. Полиции; 1852.

Вплоть до Революции  Дубровым (Спасским) владели потомки Никиты Ивановича Лысенкова. После смерти отца усадьба и село перешли по наследству  Константину Никитичу Лысенкову 14

14. Вернер К. Хозяйство Частных Землевладельцев Московской Губернии: Уезды: Можайский, Волоколамский, Рузский, Звенигородский, Верейский и Бронницкий . Л. 73: Москва; 1883.

Лысенковы пеклись о благолепии сельской церкви. В 1862 году была надстроена колокольня храма Всемилостивого Спаса, а в 1896 году произведен его капитальный ремонт. Из данных за 1911 год известно, что следующими хозяевами имения стали дети Константина Никитича: Сергей Константинович — инженер-механик, Николай Константинович — профессор и Аркадий Константинович — потомственный почетный гражданин.15,16

15. Рузское Уездное Полицейское Управление. Сведения о Населенных Пунктах, Не Входивших в Состав Сельских Обществ 1 и 2 Станов Рузского у. 18.03-04.07.1911. Москва: Л. 110; 1911.
16. Пенкин БН. Населенные Местности Московской Губернии: [Стат. Сб.]. Москва: С. 410; 1911.

Подобно множеству выходцев из купеческих фамилий, младшие Лысенковы пополнили ряды русской интеллигенции. Сергей Константинович окончил Императорское Московское техническое училище, сегодня это знаменитый МГТУ им. Н.Э. Баумана, работал участковым инженером при Московской городской Управе, Николай Константинович — медицинский факультет МГУ, являлся одним из выдающихся хирургов и преподавателей медицины своего времени, был автором множества учебников и научных работ, погиб при обороне Одессы летом 1941 года, Аркадий Константинович всю жизнь посвятил городу Рузе, почетным гражданином которого являлся.
Население Спасского (Дуброва) было занято не только крестьянским трудом, в селе сохранилось и небольшое производство, прибыль от которого шла, в том числе, на нужды прихода. Как некогда Никита Иванович Лысенков устроил фабрику на землях Белавина, так и теперь в имении уже Лысенковых фабрикантом Тверковкиным была открыта фабрика по производству кокосовых пуговиц.17

17. Пенкин БН. Населенные Местности Московской Губернии: [Стат. Сб.] . Москва: С.410; 1911.

К началу 20 века в Дуброве (Спасском) было 107 жителей, трудившихся в имении и на местной фабрике, они и являлись прихожанами Спасского храма, однако большая часть прихода состояла из жителей деревни Волково, где насчитывалось порядка 192 жителей.18

18.  Памятная Книжка Московской Губернии 1899-1913. Москва: С. 576; Моск. столичный и губ. стат. комитет; 1913.

Волково являлось более крупным и значительным населенным пунктом, чем село Спасское, однако именовалось деревней, поскольку не имело собственной церкви, хотя там находились земское училище и квартира урядника.19

19. Пенкин БН. Населенные Местности Московской Губернии: [Стат. Сб.] . Москва: С.408; 1911.

Так храм Всемилостивого Спаса напряжении веков стал связующей нитью между селом Дуброва (Спасское) и деревней Волково. В то время никто и представить себе не мог, что в 20 веке эта связь превратится не только в духовную, но и во вполне реальную, когда на карте рузской земли появится новый населенный пункт — деревня Нововолково.

Храм Всемилостивого Спаса, 1989 год

Но о трагических судьбах Спасского храма и села Дуброва в 20 столетии нужно говорить отдельно, участь церкви была предсказуема: она была закрыта безбожниками и медленно разрушалась. Лишь в 1990-е годы началась история ее преображения и восстановления из руин.

Не единожды за свою историю храм Всемилостивого Спаса возрождался во всей красоте и благолепии после периодов упадка и запустения, попущенных Господом для испытания христиан в усердии храмоздания и возрождения святыни. Невидимым промыслом Божиим храм Всемилостивого Спаса в селе Спасском был избран для возведения скита в честь иконы Божией Матери «Всецарица», пришедшей с Афона в рузскую землю и водворившейся в Спасском храме, переданном Данилову монастырю. Московский Данилов монастырь был основан святым благоверным князем Даниилом Московским, с которого и началось возвышение града Москвы и возрождение государства российского, огромную роль в котором сыграл сын Даниила Иван Данилович Калита, основатель Рузы, также причисленный к лику святых, покровитель Рузы и окрестностей. Дивен Бог во святых своих! Аминь.

Храм Всемилостивого Спаса, 2017